История 19-летней Маши из оккупированной Балаклеи

«Меня зовут Маша, мне 19 и я из оккупированной Балаклеи, Харьковская область.»

«24 февраля 2022, как и во всех городах Украины, мы проснулись от взрывов: это были прилеты на нашу военную базу. Последующие дни были ужасные: бомбежки с самолетов на базу и на
ремонтный завод, много раз за день. Завод находится почти в центре города, он окружён жилыми домами, мой дом находится через забор с этим заводом. Цель этих выбросов на завод и базу была поджечь территорию и проверить, есть ли на базе оружие, но Слава Богу, в 2017 база уже взрывалась. Наша база была самой большой в Европе.

После 24 числа я переехали с родителями к бабушке и дедушке в частный дом, так как там было безопаснее. Бомбили с самолетов, было очень страшно.. казалось, что сейчас будет взрыв и ВСЕ, жизнь закончится. Самолёт скидывал бомбу весом 500 кг на завод или на базу и улетал и в течении минуты летела ещё одна бомба, поменьше. В результате взрыва загоралось всё, начинал взрываться порох и как только все затухало — самолёт возвращался и скидывал ещё одну бомбу. В результате первых взрывов, город остался без окон и остаётся в таком состоянии сейчас. Когда летел первый самолёт, мы находились во дворе дома рядом с подвалом. Когда на тебя летит что-то огромное, на очень низкой высоте, разносится ужаснейший рёв и гул, от звука которого твоё тело приходит в ступор и ты не можешь от страха пошевелиться. Я в этот момент была у входа в подвал.

Моя мама стояла во дворе, когда пролетал самолёт. Он летел настолько низко, что выхлопной газ она почувствовала у себя на лице. Она говорит, это был самый страшный момент, за 25 дней пребывания в Балаклее.

Балаклея оккупирована с 3го дня войны. К моему городу ведёт Ростовская трасса с Харькова и вот на этой дороге в первые три дня войны стояла колона с военной техники, больше 150 единиц
техники. Как мы поняли, у них закончилось топливо и они ждали подмогу. Балаклею и сейчас используют в качестве склада и проходных дорог, так как через наш город можно проехать в
другие точки боевых действий. Они хранят на территориях государственных объектов сотни единиц техники и устраивают там свои базы. На 3 день колона зашла в наш город, который никто не оборонял и не охранял. На въезде в город полиция с автомата стрельнула два раза и все разъехались, орки проехали на танке с российским флагом по городу и началась ОККУПАЦИЯ, которая длится и сейчас.

Многие люди остались там, потому что не могли оставить свои дома и пожилых
родителей, но когда домá один за одним загорались, особенно в селах вокруг Балаклеи, люди были вынуждены уехать, ведь больше у них не было дома…


Орки занимают дома наших людей, сотнями отбирают машины, угрожают, ходят по домам и проверяют, что у кого есть. Через местных предателей они узнают кто как жил, приходят и
отбирают всё, а если тебе что-то не нравится, они избивают и убивают.


Жизнь там будто остановилась. У моих родителей было несколько аптек в городе, в одной из них рашисты живут примерно с 8 марта и по сейчас. Страшно представить, что
внутри…Таких случаев сотни! Они чувствуют себя хозяевами города, которым нет наказания. На блок постах стоят дагестанцы и буряты. Первые две недели войны в город
заезжали десятки автобусов, и как выяснилось потом, это были ДНРовцы, которым раздали автоматы и сказали делать то, что они хотят. В результате они угоняли машины у местных, обрисовывали их Z и катались по городу и продолжают делать это сейчас.

Наш мер Иван Столбовой первые 3-4 недели войны говорил, что он не собирается сотрудничать с оккупантами. Но позже он сдал город, а сам сбежал в Россию со своей семьей, под предлогом, что его и семью выкрали и угрожали. Мол он «герой» города, ведь он сдал его, а значит защитил, так как в ином случае, от города ничего бы не осталось.

Некоторые жители и сейчас в это верят и оправдывают тем, что «Ну у него не было другого выхода, ему угрожали». Сейчас в городе провозгласили нового мера.

Когда мы все таки решили выехать, было очень страшно.

Никто не знал, что будет на дороге: убьют нас, возьмут в плен, изнасилуют или отберут машину. Но я переубедила родителей, что выезжая мы рискуем ради жизни, а оставаясь там, рискуем
ради смерти.
Балаклея нуждается в помощи! Рашисты находятся там и чувствуют себя как дома: они убивают, люди пропадают каждый день, они заставляют открывать аптеки, магазины, имитируя нормальную жизнь в городе для съёмки фильма, но это не так.

В Балаклее постоянные взрывы и обстрелы, люди не помнят уже как жить в тишине. За несколько километров от города находятся позиции наших ВСУ, рядом происходят постоянные обстрелы, сгорают целые села, гибнут люди и такое чувство, что этому нет конца. Люди не могут заезжать и выезжать в город, они в заложниках. У кого были какие-то сбережения, у тех есть возможность выжить. Орки так же говорят, что скоро будут выдавать пенсию в рублях. Комендантский час длится с 7 вечера до 7 утра. Были случаи, что людей расстреливали во время комендантского часа. Когда это слышишь от своих близких, которые там остались — наворачиваются слезы, но ты не можешь помочь им никак.

Потому остается только верить в нашу победу и надеяться, что
она уже близко. СЛАВА УКРАИНЕ! ГЕРОЯМ СЛАВА!»

(Visited 1 190 times, 1 visits today)